В конце октября 2014 года вступил в силу Федеральный закон, упрощающий порядок привлечения к уголовной ответственности по налоговым преступлениям. Теперь правоохранительные органы смогут привлекать к уголовной ответственности руководителей предприятий  за уклонение от уплаты налогов без проведения налоговых проверок, причем за рамками трехлетнего срока, установленного Налоговым кодексом, и в отношении периодов, ранее уже проверенных налоговой службой.

Поскольку, как следует из пояснительной записки к проекту закона, целью принятия закона была «максимально полная реализация возможностей поискового потенциала оперативно-розыскной деятельности для документирования налоговых преступлений и установление умысла на их совершение», в ближайшее же время перед правоохранительными органами может быть поставлена задача как можно быстрее начать использовать свой «поисковый потенциал».

Какие же действия превентивного и стратегического характера следует предпринимать организациям, осуществляющим внешнеэкономическую хозяйственную деятельность  с учетом изменившейся обстановки, и как защитить свои права и законные интересы при недобросовестном использовании правоохранительными органами предоставленных им законом оперативных и процессуальных полномочий?

Всем своим клиентам мы в последнее время  настоятельно советуем провести оценку налоговых рисков, относящихся как к внешнеторговым операциям, так и к сделкам внутри страны. Причем не надеяться на анализ, который был проведен год или более назад, а сделать срез на сегодня.

Во многих случаях бывает так – с первого взгляда законные сделки, но если взглянуть на них, например, с точки зрения экономических целей, становится понятно, что никакой другой цели у таких сделок не было, кроме избегания уплаты предприятием налога на прибыль или НДС.

Если бы такие сделки были предметом изучения при проведении налоговой проверки, налоговые органы вряд ли смогли бы привлечь организацию к налоговой ответственности, поскольку для этого необходимо в суде признавать соответствующие сделки притворными.

Следователю оспаривать сделку в суде не нужно. Вместо этого он изымет документацию, проведет судебно-бухгалтерскую экспертизу, напишет что-то типа «преступление совершено путем придания своим действиям вида законной сделки» и направит дело в суд, а уголовный суд признает руководителя виновным. Приговор уголовного суда имеет обязательное значение для решений по гражданским и хозяйственным спорам.

Я не нагнетаю страх, я говорю это для того, чтобы организации – участники внешнеэкономической деятельности строили свой бизнес не только с учетом знания закона, но и понимания тенденций правоприменительной практики в налоговой сфере. Уже сейчас нужно проводить очень качественный анализ взаимосвязей своих внутренних структур, корреспондентских связей организации и отстраивать эти связи с учетом их экономического целеполагания.

Кроме того, такой анализ позволит оценить риски, с точки зрения цены их устранения и цены возможных претензий.

Проводя оценку рисков, ни в коем случае нельзя забывать о том, что с введением в действие нового закона претензии могут быть предъявлены не только и не столько к организации-участнику внешнеэкономической деятельности, сколько к его руководству и руководству дочерних структур, входящих в группу организации, причем вопрос о составе группы будет решаться при отсутствии каких-либо формальных критериев.

Привлекаться к уголовной ответственности будут не только руководители организации, но и лица, которые, по мнению следствия, содействовали уклонению организации от уплаты налогов, например, финансовые директора, бухгалтеры, логистики, налоговые консультанты и др.

При оценке рисков советуем использовать пессимистичный подход и критично относиться к советам консультантов, основанных на оптимизме. Обсуждаемый закон принимался не для того, чтобы не применяться. Он будет применяться, и будет применяться жестко. Нужно быть готовым к этому.

Известная нам уголовно-правоприменительная статистика такова: 95% из возбужденных уголовных дел доводится до суда, в судах первой инстанции на оправдательные приговоры приходится меньше 1%, и если можно добиться оправдательного приговора, то вероятнее всего его вынесет Верховный суд. По арестам статистика также ужасает.

За последнее время кратно увеличилось применение ареста как меры пресечения. Видимо, как следствие борьбы с коррупцией: следователи боятся, что подозреваемый скроется, например, за границей, а следователя обвинят в пособничестве. Примерно 95% обращений следствия в суд с ходатайствами о применении к подозреваемым по экономическим преступлениям такой меры пресечения, как содержание под стражей, судами удовлетворяется.

Добиться изменения этой меры пресечения впоследствии практически невозможно. Рассмотрение судом уголовного дела в отношении лица, находящегося под стражей, как правило, исключает условное осуждение, и приговор будет всегда связан с лишением свободы.

Второй общий совет, который представляется крайне важным.

Если проверка уже началась, необходимо прикладывать усилия к направлению проверки в нужное русло немедленно, сразу после того, как участник внешнеэкономической деятельности узнал о ее начале.

Практика показывает, что самые эффективные усилия – это усилия в начале проверки. Действовать нужно немедленно, и действия должны быть в высшей степени квалифицированы. Нельзя обманываться спокойным течением событий на первом этапе проверки. Потом бывает очень трудно что-либо исправить. Уже отправлены отчеты наверх, уже делаются дырочки для орденов, уже даны ответы на все письма консультантов организации в Администрацию Президента, в правительство, в Министерство внутренних дел и т.п. Отыграть назад становится все сложнее.

И нужно понимать, если по итогам проверки вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, то это совсем не означает, что такое постановление не может быть в любой момент отменено, и что правоохранительными органами не будет начата новая проверка.

Константин Николаевич Семенко,

Управляющий партнер юридической

консалтинговой компании ООО “Холдсвей”